ВОЛШЕБНИК ПО МЕТАЛЛАМ
В 2019 году исполнилось 150 лет с момента открытия Д. И. Менделеевым периодического закона. Знания о химических элементах накапливались столетиями. Первыми элементами, которые стал изучать и подчинять себе человек, стали металлы. Где с ними поближе познакомиться? Там, где из них могут сделать все – от произведения искусства до предмета обихода. В кузнице.
Горн
Горн – огненное «сердце» кузницы. Его обычно устанавливают посередине стены, противоположной входу. Центральное место горна отведено под очаг, который называется горновым гнездом. Основатели кузницы, в которой побывали мы, собрали горн сами.
Молотки
Молотки в кузнице называют ручниками, ведь для кузнеца это продолжение руки. Их не только покупают, но и делают сами. У каждого ручника есть собственное имя. Например, ручник родом из Ельца зовется ельчанином.
Наковальня
Сами кузнецы толком не знают, сколько лет этому древнему механизму. Передняя часть наковальни, на которую кладется заготовка, называется лицом, а задняя – рогом. Стоит наковальня на специальных подставках – лапах, а ее вес около 200 кг.
Автоматический кузнечный молот
Для облегчения и ускорения работы в кузнице есть ковочный пневматический молот. Лишь в редких случаях он может заменить тонкую и кропотливую работу кузнеца, зато позволяет экономить силы на тяжелом физическом труде. Кузнецы ласково называют молот джентльменом.
Сварочный аппарат
Сварка в кузнице используется не только для соединения отдельных частей. Если выключить газ, ею можно создавать узоры по металлу, словно мыльной пеной.
Инструменты
Клещи – инструмент для переноса горячих деталей. Вилка – инструмент для закрепления детали в наковальне. Прошень – инструмент для создания отверстия в детали (кузнецы говорят не «пробивать», а «прошивать» отверстие).
С ЧЕГО НАЧАЛАСЬ ИСТОРИЯ КУЗНЕЦА?

«Для нас металл это пластилин. Когда мы начинаем ковать, то думаем о нем как о мягком, податливом материале. Можно сказать, что мы не куем железо, а лепим его».
Сергей Мельников родился в Ельце. К кузнечному делу он пришел не сразу, а лишь в 2005 году, когда вместе с другом попал в серьезную аварию и решил изменить свою жизнь. Сергей признается, что работа в кузнице пошла легко, поскольку в детстве он очень любил лепить, а в молодости занимался боксом. Опыт работы с пластичным материалом и хороший удар позволили освоить новое дело.

«Научился основам в родном Ельце и решил набраться опыта в других городах: в Москве, Орле, Воронеже. Это очень просто: приходишь в мастерскую и говоришь: “Я хочу у вас поработать. А хороший кузнец везде нужен. Но друзья всегда говорили: «Едь в Петербург, тебе там понравится». И вот в 2010 году я решил сюда приехать. С собой – только кузнечный молот и 700 рублей в кармане. Друзья оказались правы: город мне понравился, принял меня и теперь мне кажется, что я вырос на той улице, а учился на соседней».

Сергей Мельников
По приезде в Петербург Сергей обратился за помощью к председателю Гильдии кузнецов Валерию Галкину. Быстро нашлась кузница, где для мастера была работа, но Мельников мечтал открыть собственную. И через некоторое время ему это удалось. На вопрос «было ли тяжело?» с улыбкой отвечает: «Путь в один миллион километров начинается с первого шага».

Сейчас в кузнице работает несколько мастеров, в том числе девушка. Ксения – художник, она создает эскизы будущего изделия. И, безусловно, кует наравне с мужчинами. На вопрос о том, почему она выбрала именно кузнечное дело, отвечает просто: «Мне нравилось то, что сделано из металла».

Первой работой собственной кузницы Мельникова стала Золотая рыба – кованая скульптура, которая поселилась на улице Репищева в Петербурге. «Как-то к нам на мастер-класс приехал мальчишка. Я у него спрашиваю – как тебя зовут? Он в ответ – царь. А я говорю – очень приятно, волшебник. Он не ожидал».

Со временем работы кузницы становились масштабнее, а заказчики – известнее. В списке друзей Сергея Мельникова множество имен: от Деда Мороза до Николая Валуева. Однако до сих пор он остался добрым волшебником, превращающим металл в произведение искусства.
КАК РАБОТАЮТ В КУЗНИЦЕ?
«Когда мы беремся за работу, то тщательно изучаем реальный объект, который собираемся воссоздать – его историю и устройство. Так было, например, со скульптурой дяди Степы. В детстве я только знал, что есть такой милиционер. А оказалось, что в войну он служил на торпедном катере Балтийского флота, защищал Ленинград от немцев. Еще у него есть сын Егор, который потом стал космонавтом, и жена Маня. Целая история!»
Создание любого изделия в кузнице начинается с «натуралки» – рисунка в полную величину. Но даже после подготовки и согласования эскиза кузнец может внести коррективы в процессе ковки, обыграть и дополнить творение. Затем ищется подходящий материал.
«Вообще кузница – это безотходное производство. Мы используем практически любой металл: детали автомобилей, водопроводные трубы и многое-многое другое. Туго куются только всякие шестеренки. В них много углерода, металл плотнее и не такой мягкий».
Заготовка нагревается в горне до температуры 1000 градусов, причем хороший кузнец определяет температуру просто по цвету. Например, 1000 градусов – это цвет угля в середине ярко-желтый. Ярко-оранжевый – где-то 800 градусов, вишневый – около 600. Как только заготовка становится «тяжелой», можно начинать ковать (кузнецы не говорят «горячая деталь» – они говорят «тяжелая»).
«Правильная ковка начинается с техники безопасности. Штаны в кузнице мы меняем как перчатки, а перчатки вообще летят только так».
Техника безопасности подразумевает правильную позу: ноги на ширине плеч, колени согнуты, чтобы разгрузить спину; замах ручником делается от плеча. О безопасности думают и при обустройстве помещения кузницы. Так, полы в ней металлические, поскольку, если на бетон положить горячую деталь, он начинает «стрелять». При ударе может быть сильный отскок от наковальни – об этом тоже важно помнить во время ковки.
«Сейчас я – однорукий кузнец: одной рукой кую, другой держу в клещах заготовку. Может быть и трехрукий, и четырехрукий кузнец – в зависимости от того, сколько человек кует одновременно. Но первый всегда идет тот, кто задает темп. Допустим, мы положили заготовку, я делаю первый удар, за мной второй и так по кругу. Для нас этот звук – своего рода музыка».
Между прочим, кузнецы крайне редко кладут детали в воду, чтобы остудить. Ведь материал становится менее зернистым и хрупким, как стекло, – один раз ударишь, и изделие рассыпется. Поэтому кузнецы «отпускают» детали, то есть просто дают им остыть.
КАКИЕ МАТЕРИАЛЫ ИСПОЛЬЗУЕТ КУЗНЕЦ
1
Сталь
самая пластичная, самая прочная и самая доступная
2
Железо
черный лом
3
Медь
дорогая, сложно работать, так как она мягче
4
Латунь
редко
ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ СОВРЕМЕННЫЙ КУЗНЕЦ?
«Как у нас говорят, все начинается с гвоздя», – улыбается Сергей. Однако разнообразие его произведений поражает: солнечные клоуны из снежного шоу, скульптура для Театра Эстрады имени Аркадия Райкина, боксерские перчатки для Федерации бокса, детские кованые скульптуры – Кот ученый, Царевна-лебедь, Громозека. «Мне вообще интересна детская тематика. Когда я заканчиваю новую работу, то сажусь перед ней на корточки, чтобы оценить скульптуру не с высоты метр восемьдесят, а с точки зрения ребенка ростом метр десять».

Но есть и более «взрослые» заказы – интерьерные и декоративные работы, кованые решетки, балконные ограждения. «У нас был заказ – уличные фонари у Московского вокзала. Они долгое время хранились в разобранном состоянии, и некоторые детали потерялись. Нас попросили выковать эти детали, чтобы фонари можно было собрать и установить. Это непередаваемое, очень сильное чувство, когда прикладываешь свою руку к тому, над чем работал мастер начала XIX века».

Мы сходили на кафедру художественной обработки металла СПГХПА им. Штиглица и пообщались с ее заведующим, Кириллом Александровичем Спассковым, чтобы узнать, отличается ли работа кузнеца-самоучки от того, кто получал специальное образование.

КАК СОХРАНИТЬ КУЗНЕЧНОЕ ДЕЛО?
В кузнице Сергея Мельникова не только делают скульптуры детской тематики. Сюда можно приехать на мастер-класс, чтобы научиться кузнечному делу. «Для нас это довольно тяжело, как говорится, чаю некогда попить: сначала с одним ребенком работаешь, потом с другим. И все-таки с детьми мне почему-то проще общаться, чем со взрослыми».


До переезда в новую мастерскую у Сергея была школа для юных кузнецов. Мальчики делали себе ножи, а девочки розы. Первый ученик Мельникова — тогда еще подопечный детского дома — Никита, ковал себе меч, который затем передали на хранение на вотчину Деда Мороза. «Знаете, для некоторых детей ковка — это музыкальная тема. Они когда куют, танцуют — это потрясающе. И, кстати говоря, девочки куют лучше, чем мальчики».
Единственное окно в основном рабочем помещении превращено в своеобразную стену памяти. Здесь множество фотографий: кузнецы с друзьями-заказчиками, дети на мастер-классах, скульптуры – творения мастерской Мельникова – в разных городах России. На фотографиях есть медийные, а есть и совсем незнакомые лица. Глядя на них, поражаешься – кузнецы с огромной любовью и трепетом подходят к ковке и миниатюрной перчатки-приза, и огромной скульптуры.

«Для нас огонь – это очищение, после которого заготовка становится как младенец. Мы вкладываем в нее свои мысли и чувства. Поэтому, когда человек берет в руки готовое изделие, в нем чувствуется энергетика кузнеца. А я начинаю приходить в себя только на вторые-третьи сутки после завершения большого проекта. Ведь эта духовная работа над изделием едва ли не тяжелее вкладываемого физического труда». Вот почему промышленная ковка никогда не сможет достичь уровня ручной работы – кузнец всегда вкладывает в свою работу часть души.

Сергей Мельников не имеет профессионального кузнечного образования. Сам он смеется, называя себя самородком. И все-таки этот человек знает и понимает металл едва ли не лучше, чем сертифицированный химик. Ведь именно кузнец способен вдохнуть в кусок металла жизнь.


Над проектом работали
Елена Курцева
Главный редактор
Дарья Лампадова
Текст
Артём Русаков
Фотография
Владимир Мещеряков
Видео
Василиса Красотина
Аудио
Екатерина Таланцева
Дизайн